Pages

Monday, November 26, 2012

Кумир

Памятник в Москве
Кумир (до 1941 - после 1948) — легендарный конь терской породы, светло-серой масти, именно на нём Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков принимал Парад Победы.

История жизни

Парад 7 ноября 1941 года

Мало кому известно, что Кумир также участвовал в Параде 7 ноября 1941 года.
Вспоминает кавалерист, Иван Трофимович Максимец:

Осенью сорок первого фашисты были на окраине Москвы. Наш полк, в котором я был командиром первого эскадрона, прикрывал подступы к советской столице. К нам пришло пополнение конного состава. На своего Орла я не жаловался — это был хороший конь, настоящий боевой друг. Поэтому был удивлен, когда меня вызвал командир полка и передал мне белоснежного красавца Кумира. Командир тогда сказал: „Поскольку ты комэск-один, то должен отличаться от других, поэтому и даю тебе прекрасного коня“. От такого красавца было грех отказываться. Орла я отдал своему ординарцу, а с Кумиром мы сразу подружились. Породистое животное арабско-кабардинских кровей стало мне настоящим другом. Я даже мог с ним разговаривать. Бывало, подойдешь к нему, а он голову на плечо положит и как будто пытается что-то на ухо сказать. А если копыта ему почистить надо, так он ногу сам поднимал — одним словом, умнейшее животное было.


Памятник в Екатеринбурге
В первых числах ноября 1941 года нас в обстановке строжайшей секретности сняли с позиции и отправили в Москву на центральный аэродром в районе Ленинградского проспекта. Там были собраны и другие воинские части. Нам говорили, что москвичи хотят посмотреть на войска, которые готовятся для отправки на фронт, и поэтому в районе Крымского моста пройдёт небольшой смотр. И только вечером накануне седьмого ноября мы узнали, что будем участвовать в параде на Красной площади. Утро выдалось по-настоящему зимним: небо затянули темные тучи, шел густой снег. За несколько минут до начала парада прозвучал голос Левитана: „Внимание, внимание! Говорят все радиостанции Советского Союза: Центральное радио Москвы начинает передачу с Красной площади парадом частей Красной Армии, посвященным 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции“. А ровно в восемь утра начался парад, который принимал заместитель наркома обороны Маршал Советского Союза Семён Буденный.

— Иван Трофимович Максимец

Подготовка к Параду Победы

И.В.Сталин дал указание принимать Парад Победы на коне белой масти, которая символизирует Победу и Славу.

Сталин дважды делал строгий выговор маршалу С.М.Будённому за то, что различные маршалы принимают парад на Красной площади на одной и той же лошади. По словам Семёна Михайловича, Сталин после высказанных резких упрёков спросил его: „Что у вас мало конных заводов? Или вы не можете выбрать для парада других лошадей?“
Семён Михайлович Буденный очень болезненно переживал этот упрёк Сталина. На следующий день после ноябрьских праздников он срочно вызвал к себе, в Министерство обороны СССР, Игоря Федоровича Бобылёва - ветеринарного врача Манежа Министерства Обороны СССР, и с волнением рассказал о случившемся. После небольшой паузы он сказал: „Я сам немедленно поеду в конные заводы выбирать лошадей“.

Отбор

Однажды к нам в полк приехал полковник, записал в блокнот данные о всех видных лошадях. Как оказалось, он бывал и в других кавалерийских частях. А недели через две командир полка приказал срочно передать моего коня Кумира представителю Генерального штаба.

— Иван Трофимович Максимец

В Манеже Министерства обороны СССР были лошади, подготовленные специально для торжественных мероприятий подобных Параду, однако, из-за богатырской стати Георгия Константиновича, эти лошади ему не подходили. Жукову необходим был конь более «капитальный». На поиски подходящего коня было отведено пять дней. Искали по всей стране: в кавалерийских частях, на Московском ипподроме, на Московском конном заводе, в кавалерийском клубе ДОСААФ, Высшей офицерской кавалерийской школе имени Будённого, в конно-спортивных школах и других организациях. Наконец, наткнулись на Кумира из кавалерийского полка МГБ (Часто ошибочно указывается КГБ, хотя тогда, разумеется, данная организация еще не носила этого названия). Коня осмотрели Буденный, Антонов и другие — все остались довольны. Когда Жуков сел на Кумира, стало понятно, что в верховой езде он мастер.

Оба маршала, и Жуков и Рокоссовский, тренировались около месяца — Жуков входил в манеж, молча занимался выездкой и быстро уезжал на работу. Рокоссовский мог ещё долго любоваться лошадью, которую солдаты отшагивали после работы.

На смотр приехал сам Верховный Главнокомандующий Сталин.

Я сначала не поверил. А потом глянул в сторону и обомлел: верховный главнокомандующий! Сталин стоял рядом с белым жеребцом Кумиром. Он осмотрел коня, погладил, но не сел. „Жуков пусть садится“, - сказал. Вскоре приехал и маршал. Он с необычайной легкостью вскочил в седло, взял галоп, проехался туда-обратно, потом похлопал Кумира по шее и спросил, кто тренировал. „Я“, - говорю. - „Молодец! У нас с тобой одинаковое чувство лошади!“ - воскликнул маршал.

Когда Г.К. Жуков появился в Манеже и сел на Кумира, мы сразу поняли, что все в порядке и опыта в искусстве верховой езды ему не занимать. В седле он чувствовал себя как рыба в воде и в подсказках не нуждался. Позднее я узнал, что он сам может любому подсказать.
В первый же день Г.К. Жуков, слезая с Кумира, увидел на голенищах своих сапог едва заметную белизну и сразу же сделал мне строгое замечание, больше, правда, взглядом и перстом, чем словами. Естественно, я вытянулся по швам и извинился. Г.К. Жуков, не прощаясь, уехал из Манежа. Для того чтобы ясна была причина этого инцидента, расскажу следующее.

До прибытия в Манеж конь Кумир находился в кавалерийском полку КГБ, в котором требования ухода и содержания лошадей были не такие строгие, как у нас в Манеже. Поэтому для того чтобы Кумир соответствовал нашим требованиям, мы его мыли под тёплым душем. И… переусердствовали! — от теплой воды эпидермис кожного покрова начал шелушиться. После упрека Г.К.Жукова мытьё Кумира кончилось. Мы начали его чистить с использованием березового угля. Г.К.Жуков оснований для замечаний больше не имел.

— Николай Фёдорович Овчинников

Чем ближе Парад, тем напряженнее становилась жизнь обслуги и Кумира. Коня долго водили шагом по Манежу, учили делать остановки, проходить строй галопом, подводили коня к танкам, приучали к разным шумам, для чего вызывали в Манеж целый оркестр. Месяц Кумира кормили по высшему разряду — «деликатесами». А за два дня до Парада посадили на голодную диету. Два офицера МВД круглые сутки охраняли коня.

Весь этот месяц мы ночевали в Манеже. А 24 июня с пяти утра начались последние приготовления - макияж для Кумира. Уверен, ни один парикмахер не наводил такой лоск на женщин, как мы на парадных лошадей. Но и красота получилась неописуемая!

— Илья Семёнович Козак

Из марочного листа "50 лет Победы
в Великой отечественной войне"
Парад Победы

Маршал Жуков и Маршал Рокоссовский объезжают парадный строй

В день Парада Победы накрапывал дождь, и коней заботливо накрыли попонами.
Ровно в 10 часов утра, по первому удару Кремлевских курантов из ворот Спасской башни выехал на серебристо-белом Кумире Маршал Советского Союза Г.К. Жуков. Его сопровождал, также на белом коне по кличке Целебес, генерал-майор Пётр Павлович Зеленский. Они направились к Мавзолею. Навстречу от стен Исторического музея с шашкой наголо скакал на Полюсе Рокоссовский. Его сопровождал адъютант — подполковник Клыков на коне по кличке Орлёнок.

Моросящий дождь не помешал полководцам красиво скакать манежным галопом по Красной Площади, встречаться с представителями всех фронтов. Объехав и поприветствовав войска, стоящие на площадях Революции и Манежной, Жуков и Рокоссовский под звуки «Славься!» Глинки неслись чуть ли не карьером по Историческому проезду, снова на Красную Площадь, которая встречала их громким солдатским "Ура-а-а!" и бурными аплодисментами. Рокоссовский остановил Полюса возле Исторического музея. А Жуков разгоряченного Кумира — возле Мавзолея, после чего быстро спешился и, похлопав коня по шее, направился на трибуну Мавзолея.

Я настолько знал своих жеребцов, что был уверен: даже громкое «Ура!» и мощные залпы их не испугают. Эх, были тогда лошади…

— Николай Фёдорович Овчинников

Встреча с прежним хозяином

— Где опять стали участником парада — на этот раз Победы?

— С середины июня 1945 года на Центральном аэродроме начались тренировки войск к Параду Победы, а 24 июня по главной площади Советского Союза прошли сводные полки фронтов, Наркомата обороны, Военно-морского флота, военной академии и училища. Парад принимал Маршал Советского Союза Жуков. Я стоял в первой шеренге третьим от фланга в нашем парадном расчете. Смотрю, Жуков из Спасских ворот выехал на белой лошади и начал объезжать войска. Уже только вид белого красавца скакуна заставил мое сердце забиться сильнее, чем обычно. А когда Жуков на коне остановился напротив нашего расчета, я чуть было не закричал: „Это же мой конь Кумир!“

— А как вы узнали его, по каким-то отметинам?

— Я же кавалерист, мне никаких отметин не надо. Ведь лошадь — это как человек, а на войне и боевой товарищ. Своего Кумира я бы и через много лет узнал. Вот стою и смотрю на него, думаю окликнуть, так ведь Жуков накажет, вплоть до того, что разжалует — строгий он был. И вы знаете, Кумир меня тоже узнал, подошел ближе, и в этот момент Жуков отвернулся. Я быстрым движением руки погладил морду коня. В ответ он лизнул мои пальцы. Вот так мы и повстречались. Больше я Кумира не видел. Позже узнал, как мой конь оказался у Жукова и как нашли лошадь для командующего парадом маршала Рокоссовского.

— Иван Трофимович Максимец

После Парада

После парада его отправили обратно в кавалерийский полк НКВД. Вспомнили о нем через три года. Буденный приказал разыскать коня для майского парада 48-го года. И вновь Кумир предстал перед Сталиным. Увы, эти «смотрины» оказались для него последними. Видимо, красавец-конь напомнил генералиссимусу о звёздном часе тогда уже не любимого им маршала Жукова.

После тех смотрин Будённый приехал к нам в Манеж в мрачном настроении. „Знаете, - сказал он, - товарищ Сталин запретил принимать парады на белом коне, давайте другую лошадь найдем“. Кумира отправили обратно в полк. Больше о нём никто не слышал.

— Илья Семёнович Козак

Потомство

Потомок Кумира на Параде в Москве 9 мая 2010 года, как сообщалось в ходе парада, вёз командира парадного расчёта Вооружённых Сил Туркменистана. Однако, историки и участники легендарного Парада Победы усмотрели существенную разницу в породах.

Память

Маршал Георгий Константинович Жуков часто изображается верхом на Кумире. Среди прочего, это монументы в бронзе, в Москве и Екатеринбурге, а также марка «Парад Победы. Маршал Жуков на белом коне»

Источник

По этой ссылке очень интересная дискуссия по этой теме.

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...