Pages

Wednesday, October 10, 2012

Старожиловский конный завод

Среди лесов и полей Рязанщины уютно расположился Старожиловский конный завод. Сегодня это хозяйство с более чем вековой историей известно в первую очередь удачным опытом восстановления русской верховой породы лошадей. Эта порода - старейшая среди отечественных верховых, к тому же со сложной и интересной судьбой. Но не менее интересна и судьба Старожилова, нынешнего пристанища потомков Свирепого и Яшмы.

С дороги издали видно красное с белым кирпичное здание конюшни, которое завершает высокая “готическая” крыша со множеством башенок. Рядом церковь, парк и живописный каскад прудов. Здесь все постройки сохранились с момента основания завода. Строился весь ансамбль 6 лет, с 1891 по 1897 год, по проекту известного архитектора Федора Осиповича Шехтеля, автора особняка Рябушинских, зданий Ярославского и старого Савеловского вокзалов в Москве.

П.Г. фон Дервиз
В середине прошлого века Старожилово было куплено бароном Павлом Григорьевичем фон Дервизом. Потомок сына обер-бургомистра города Гамбурга дер Визе, переселившегося в Россию еще в начале XVIII века, фон Дервиз был известным промышленником, одним из богатейших людей России: его называли “русским Монте-Кристо”. Он участвовал в строительстве железной дороги от Москвы до Козлова (нынешний Мичуринск), первой линии, которая связала столицу с губернским городом Рязанью.
Имение располагалось в трех населенных пунктах: Старожилове, Сохе и Ромоданове. В Старожилове, кроме конного завода, были еще молочный завод, спиртовой склад, цветочная оранжерея и фамильная церковь Дервизов, которую с усадьбой соединял подземный ход. После смерти Павла Григорьевича имение унаследовали его вдова и старший сын Сергей, а с 1901 года и до самой Октябрьской революции им владел младший сын Павла Григорьевича, Павел, поручик лейб-гвардии Гродненского гусарского полка.

История Старожиловского конного завода начинается в 1893 году. Основы его заложил еще Павел Григорьевич, но воплотили идею в жизнь вдова и старший сын. Первоначально завод создавался с целью улучшения местной рязанской рабочей лошади. Для этого были закуплены орловские рысаки Павлин, Кроткий, Зарница, Сильвия. Вывезенные из Бельгии еще в 1898 году три брабансона и 8 арденских маток стали основой для получения помесей тяжеловозного типа. Однако вскоре было решено организовать и верховое отделение для выращивания ремонтной кавалерийской лошади. Сначала в 1893 году в Старожилове появились два жеребца (арабский и чистокровный верховой) и 49 маток (31 кровная арабская и 18 орлово-ростопчинских). На следующий год к ним добавились еще 17 маток, а осенью 1895 года барон приобрел в полном составе самый крупный завод орлово-ростопчинских лошадей. Тогда же из Англии были привезены два первоклассных чистокровных жеребца. В 1897 году - новая крупная покупка: 8 чистокровных верховых маток с приплодом из завода А.Н.Нимрода. Одновременно формировалось и рысистое отделение, которое, правда, имело более скромные размеры: 20 маток и 2 жеребца. Итак, к 1897 году в Старожиловском заводе было уже 170 маток и 24 жеребца. Шесть лет спустя общая численность лошадей всех половозрастных групп превысила 2700 голов.

Начкон завода В.Фролов
Павел Павлович фон Дервиз родился во Франции, в Ницце, где у его отца было имение. После приезда в Россию учился в Николаевской кавалерийской школе, что, возможно, укрепило его привязанность к лошадям. Он был интереснейшим, разносторонне одаренным человеком: прекрасный математик, он свободно владел немецким и французским языками, хорошо пел. Дядя его был солистом Большого театра, и здесь, в Старожилове, ставили “Евгения Онегина”. Душа компании, Павел Павлович всегда притягивал к себе людей.

В 1917 году грянула революция, завод был национализирован, и в нем разместились лошади частей Красной Армии. Есть сведения, что барон добровольно передал свое состояние новой власти: об этом говорится в сохранившемся письме Ленину, подписанном председателем реввоенсовета, приходским священником и фон Дервизом. После гражданской войны Павел Павлович вернулся к себе на родину, в Старожилово, но уже под фамилией Луговой (это русский аналог фамилии дер Визе, от немецкого “визе” - луг). Дело в том, что в Первую мировую войну многие меняли иностранные фамилии на русские, и Дервизу было на то высочайшее повеление Николая II. Это пришлось кстати: ведь барону теперь приходилось скрываться. Новые власти несколько раз пытались его арестовать, но каждый раз ему удавалось бежать. Последним пристанищем бывшего владельца Старожилова и его семьи стала деревня Максатиха, где он жил до самой смерти в 1943 году.
В то же время в заводе шла уже совсем другая жизнь. В 1920 году в Старожилово были переведены курсы красных командиров, одним из слушателей которых был Г.К.Жуков. Неоднократно приезжал в Старожилово Семен Михайлович Буденный. После гражданской войны в Старожиловском заводе один год существовало тренерское депо для рысаков, одновременно сюда перевели жеребцов рысистых и тяжеловозных пород из госконюшен Прибалтики. Потом завод вплоть до Великой Отечественной войны занимался разведением лошадей русской рысистой породы. В этот период удалось добиться значительных успехов: в 1926 году выращенная в Старожилове кобыла Герань выиграла Большой всесоюзный приз (дерби).

Интриган
Во время войны Старожилово казалось окружено: Михайлов и Скопин были захвачены немцами, передовые посты разведки доходили до села Гулынки. Но судьба хранила Старожилово: то ли немец, видя эту красоту, не посмел ее разрушить, то ли сыграла роль немецкая фамилия прежнего хозяина имения, но на усадьбу не упало ни одной бомбы!

Поголовье конного завода пытались эвакуировать, но все лошади погибли при переправе через Оку (возможно, гибель была не случайной, - побоялись оставить немцам столь ценный трофей). Потом своим ходом сюда пришли лошади из Смоленского конного завода и простояли в Старожилове всю войну.
В послевоенные годы в завод поступили рысаки и тяжеловозы. Однако, несмотря на некоторые успехи, у хозяйства в этот период как бы не было своего лица. Новая эпоха в жизни завода началась со сменой направления на верховое. Рысаки и тяжеловозы частью были переданы в другие хозяйства, а в основном распроданы; производящий состав стал комплектоваться тракененскими лошадьми, купленными в Польше и переданными из конного завода им. Кирова. С тракенами здесь удалось добиться значительных успехов: производителями стали такие прекрасные жеребцы, как Подарок (Пилигрим - Дружба), которого мечтал приобрести конный завод им. Кирова, Арахис (Ахмад - Хрупкая), Днепр (Поплавок - Дамница), выводной Наргиль (Амадеуш - Наиша), чистокровный верховой Эх (Факторум - Этина), арабский Тропик (Померанец - Тактика). За 16 лет работы с породой поголовье выросло с 39 голов до 300. Помогало соседство ВНИИ коневодства, где работали такие специалисты, как В.Н. и Н.В. Дорофеевы, И.Н. Чашкин.

В 1977 году было принято решение вернуть тракененских лошадей на их “историческую родину” - в Калининградскую область. К сожалению, на новом месте не сумели сохранить достижения предшественников - ценные лошади были рассеяны по хозяйствам Латвии и Литвы.

Изумитель
В том же году в Старожиловском заводе по инициативе Московской сельскохозяйственной академии имени Тимирязева началась работа по воссозданию русской верховой породы лошадей. На кафедре коневодства ТСХА ее возглавил Вадим Алексеевич Парфенов. Впервые со времен фон Дервиза в Старожилово должна была вернуться орлово-ростопчинская кровь.

Задача, однако, оказалась непростой. К этому времени не сохранилось ни одного чистопородного животного, а кровь немногих уцелевших потомков орлово-ростопчинцев оказалась рассеянной по разным хозяйствам. В тридцатые годы предпринимались попытки восстановить породу, но во время войны практически все поголовье было утеряно, и остались лишь лошади, привезенные в 1940 году на ВСХВ в Москву. С ними была начата работа в Красногвардейском конном заводе, но в 1953 году завод был ликвидирован, а лошади в конце концов пропали. Помеси русских верховых остались лишь в конных заводах Украины и некоторых хозяйствах Северного Кавказа и Урала. Многие из этих лошадей сыграли важную роль при выведении украинской верховой породы.

Для начала было решено просто отобрать вороных лошадей, в основном тракенов, в том числе и нечистопородных. Потом начали везде, где только можно, разыскивать лошадей с русской кровью. Всего удалось собрать 21 кобылу, кровность по русской верховой породе у них была около 1/4. Очень ценными оказались потомки русского верхового Букета, жеребцы Грохот и Набег. Первый поступил из Александрийского конного завода, а второй - из спортивного общества “Динамо”. И уже в первой ставке от них были получены лошади, близкие по типу к русской верховой породе.

Работа велась двумя путями: с одной стороны, старались накапливать в потомстве русскую кровь, а с другой - пытались повторить схему племенной работы графа А.Г.Орлова при создании орловской верховой породы: для этого использовались скрещивания с чистокровными верховыми, арабскими, ахалтекинскими лошадьми. Первая ставка в 1979 году, еще до поступления в завод Набега и Грохота, была получена от арабского жеребца Пехотинца. Потом появились чистокровный верховой Румб, арабский Капитолий, ахалтекинские Конок и Кервен. Позднее в завод были поставлены два англо-текинских жеребца, сыновья легендарного Абсента, Аю-Даг и Агдам. (Аю-Дагу в 2000 году исполнилось 28 лет! И вплоть до прошлого года его использовали для получения потомства). Кроме кобыл с русской кровью, в маточный состав поступили оставшиеся в хозяйстве тракененские кобылы, как чистопородные, так и от чистокровных верховых и арабских жеребцов. Применялось даже прилитие орловской рысистой крови.

Результаты кропотливой племенной работы не заставили себя ждать: в первых ставках были получены такие выдающиеся лошади, как Барин (Набег - Бригантина) - многократный чемпион Советского Союза по выездке и Диксон (Набег - Диадема) - серебряный призер Кубка мира. Необходимо также упомянуть Долга (Грохот - Дездемона), Диалога (Грохот - Дельта), Герцога (Грохот - Герань). Вскоре к ним добавились Кубарь, Импровизатор, Изумитель.

Русская верховая уверенно продвигается в число пород лучших для использования в выездке. Сегодня со старожиловскими лошадьми работают наши ведущие спортсмены: достаточно упомянуть такие пары, как Елена Ирсецкая и Кипр, Инесса Потураева и Амаретто, Анна Пыркина и Гепард. Регулярно пополняется лошадьми из Старожилова ярославская и нижегородская конноспортивные школы.

Нарядный экстерьер, благородные линии головы, темные (в основном вороная и караковая) масти, прочные конечности - все это отличает современных русских верховых лошадей. Рост у них по сравнению с дореволюционными орлово-ростопчинцами увеличился в среднем на 6-8 см. Порода приобрела четкую специализацию: это, в первую очередь, лошади для выездки.
Старожиловский завод - практически единственный, где уже много лет в селекции с успехом применяется система оценки спортивных качеств лошадей, созданная В.Н.Дорофеевым. Теперь “по Дорофееву” испытывают лошадей и в конном заводе “Отрада”, укомплектованном старожиловскими лошадьми. В полтора года весь молодняк поступает в тренинг и через восемь месяцев проходит испытания. Состоят они из двух частей: во-первых, оцениваются движения лошади на основных аллюрах, во-вторых - ее способности к прыжку. К оценке прыжковых качеств лошадь готовят в шпрингартене. Испытывают ее на свободе, постепенно повышая высоту препятствия. Качество движений оценивают уже под всадником: лошадь проходит отрезок прямой (25 м) на прибавленных шагу и рыси, а также на собранном галопе. На рыси и шагу лошадь должна показать максимальную длину шага. Кроме того, ставятся оценки за стиль рыси и галопа, т. е. за пластичность, легкость, красоту движений. Результаты испытаний устойчиво коррелируют с успехами лошади в спорте. Сразу проявляется специализация русских верховых лошадей в выездке: за движения они получают, как правило, более высокие оценки, чем за прыжки.

Гоготун
Известно, что нынешняя экономическая ситуация не способствует процветанию села: зарплата здесь маленькая, и подчас люди, проработав в заводе несколько лет и получив квалификацию, уходят в “частный сектор”. Но все же Старожиловский конный завод - из числа благополучных: его лошади пользуются большим спросом у спортсменов, как правило, их разбирают уже двухлетками. Сравнительно невысокие цены выгодно дополняют прекрасные спортивные задатки питомцев завода. При заводе действует детская конноспортивная секция: в ней есть четыре пони, с которых дети, подрастая, пересаживаются на “больших” лошадей.

В маточном составе конного завода около ста кобыл: кроме русских верховых, есть и несколько тракененских, очень близких им по типу. Жеребцов-производителей в Старожилове семь: русские-верховые Интриган, Изумитель, Дурман, Гоготун, тракены Обряд и Пирх и чистокровный араб Капитолий. Однако селекционеры не замыкают племенную работу лишь на ресурсах завода, ищут пути расширения генофонда.
Старожиловский конный завод - многоотраслевое хозяйство. Кроме лошадей, здесь разводят крупный рогатый скот: в хозяйстве около 850 коров. На 6,7 тысячах гектаров посевных площадей завода выращивается пшеница, ячмень, овес, есть многолетние пастбища.

Аю-Даг
В течение последних 13 лет хозяйство возглавляет заслуженный работник сельского хозяйства Андрей Дмитриевич Андреев, который сумел в трудные годы сохранить хозяйство.

Вся работа по восстановлению русской верховой породы в Старожиловском конном заводе проводилась при нынешнем начконе Владимире Константиновиче Фролове. Его можно назвать потомственным конником: дед был гусаром, отец служил в Первой Конной. “Боевое крещение” Владимир Константинович получил в ЦСКА. Ему довелось быть коноводом у известнейшего спортсмена Эрнеста Трофимовича Шабайло, который в 1958 году выиграл сложнейшее Гамбургское прыжковое дерби (в знак признания этой победы его избрали почетным гражданином города Гамбурга). Попал Фролов в качестве коновода и в сборную Советского Союза 1968 года. Лошади, с которыми ему пришлось тогда работать, - это легенда нашего конного спорта: Пепел, Абсент, Ихор, Пакет, Крохотный, Эпиграф... Когда окончилась служба, Владимир Константинович поступил в ветеринарную академию и после получения диплома два года проработал в Ставропольском конном заводе. Потом он был направлен в Старожиловский конный завод, где работает уже почти четверть века. Сколько раз предлагали ему руководящие должности, но он отказывался: чувствовал, что он нужен здесь, что его призвание - лошади.

В 1998 году работа по восстановлению русской верховой породы была официально признана завершенной. Возвращенная из небытия, эта порода превратилась в элиту отечественного спортивного коннозаводства. И ведь именно благодаря коллективу Старожиловского конного завода мы теперь можем смело сказать: есть такая порода! И у нее, а значит, и у завода, несомненно, большое будущее.

Автор: Елена Алексеева

Фото Натальи Костиковой

Источник

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...