Pages

Monday, October 22, 2012

Легенды Карачая

Высоко в горах Северного Кавказа, на альпийских лугах и в долинах рек пасутся табуны лошадей. Им не страшны узкие тропы на горных кручах, острые камни под ногами, разреженный горный воздух и густые туманы, когда всадник буквально не видит ушей своей лошади. Они без труда забираются в такие места, где любая лошадь, родившаяся на равнине, свернула бы себе шею. Они не боятся ни зимней стужи, ни летнего полуденного зноя и, хотя уступают в утонченности и изысканности обитателям теплых конюшен, тем не менее давно пользуются заслуженными любовью и признанием конников. Это лошади одной из самых старых отечественных горских пород - карачаевской.

Родина карачаевской породы - верхнее течение реки Кубани и плоскогорья водораздела Черного и Каспийского морей. По исследованиям советского археолога В.Ковалевской, аланы, предки карачаевцев, освоили территорию Северного Кавказа, прибыв туда верхом. У них были лошади двух типов - легкие восточные, напоминавшие современных ахалтекинцев, и некрупные более массивные кони горного типа. Прямые свидетельства о прилитии карачаевским лошадям крови других пород отсутствуют, но в их облике просматриваются «следы» степных коней (скорее всего ногайских) и влияние пород Востока. Считается, что порода сформировалась к XV-XVI векам - во всяком случае до этих времен прослеживается ее существование по народным преданиям и сведениям, передававшимся у горцев от отца к сыну.

Особенности карачаевской породы совершенствовались веками. Для формирования ее исключительной выносливости и приспособленности к жизни в горах большое значение имело круглогодичное табунное содержание. Старики рассказывают, что многие карачаевские коннозаводчики для отбора жеребцов-производителей пользовались таким методом. Молодых жеребцов загоняли в верховья узкого с отвесными стенами ущелья, а выход из него заваливали камнями и деревьями. И лишь тот из жеребцов, которому хватало сил и ловкости выбраться из этого плена и прийти к своему табуну, мог рассчитывать на получение косяка кобыл.
О лошадях у карачаевцев сложено много легенд. К коню они, как и многие народы Востока, издревле относились с большим уважением, у них даже известна пословица: «Встав поутру, сначала проведай отца своего, потом скакуна своего». В одной из легенд поездка отца и сына в гости в соседнюю долину заканчивается их бегством от погони. Молодой джигит нервничает, боясь, что кони врагов окажутся сильнее. «Оглянись: какие кони сейчас впереди?», - спрашивает старый горец. «Серые», - отвечает сын. «Не спеши, не догонят», - говорит отец. «А теперь?», - спрашивает отец через некоторое время. «Рыжие». - «Эти нам тоже не страшны». Скачут еще какое-то время. «Ну а теперь?» - «Гнедые». - «Ну, сынок, это уже серьезно, припустим во весь дух».

В другой легенде в подобной ситуации оказываются юноша и его возлюбленная, решившаяся бежать с ним из дома отца. Молодой джигит, увидев настигающего их всадника на белоногом коне, сворачивает на каменистый склон - и тот отстает, когда же вперед выходит всадник на коне с белой «лысиной» на голове - направляет своего коня против солнца. Ведь копыта на ногах, «одетых» в белые «носки», слабее, лошади с большими белыми отметинами боятся яркого света, а гнедые лошади крепче и сильнее лошадей других мастей - так считали коневоды Карачая. Трудно сказать, всегда ли придерживались этих правил на практике, но среди современных карачаевских лошадей практически нет ни рыжих, ни серых, но зато много гнедых, а отметины у них практически отсутствуют и копытный рог отличается исключительной прочностью.

Признание и забвение

Карачаевцы были талантливыми животноводами, они создали свою породу не только лошадей, но и овец, крупного рогатого скота. Несколько пород собак - тоже «их работа». В этой области они превосходили многие народы Кавказа. Русский академик Г.Клапрот в 1807 году отмечал: «Карачаевцы держат много овец, ослов, мулов и лошадей, которые невелики, но сильны, проворны и превосходны для езды по горам». Начиная с XIX века карачаевские лошади приобретают широкую известность по всему Кавказу и за его пределами. В начале XX века их активно покупали в Терские и Кубанские казачьи полки, а всего, по данным 1913 года, из Карачая продавалось до десяти тысяч лошадей ежегодно! По свидетельству генерала князя Гагарина, инспектировавшего Черкесский полк, знаменитую «дикую дивизию», укомплектованную представителями народов Кавказа и Средней Азии, в лучшем порядке находились лошади III эскадрона, в котором служили карачаевцы.

Гражданская война, боевые действия которой особенно активны были в южных регионах России, нанесла огромный ущерб карачаевскому коневодству. Но из-за большого народно-хозяйственного и особенно военного значения этой породы для ее восстановления были предприняты решительные меры. В области в 1927 году была создана Верховая государственная заводская конюшня, на базе которой в 1929 году возник Госплемхоз карачаевских лошадей, преобразованный годом позже в Карачаевский конный завод.
Детальное зоотехническое обследование коневодства Северного Кавказа, проводившееся в 20-30-е годы, дало богатый материал о местных лошадях. По его результатам к числу подлинно самостоятельных пород региона были отнесены две: кабардинская и карачаевская. На основании этих исследований в 1935 году был выпущен I том Государственной племенной книги горских лошадей, куда и были записаны лучшие представители этих двух пород.
Совершенствование карачаевской породы велось столь успешно, что в первой в СССР инструкции по бонитировке лошадей (Москва, 1942 год) она была отнесена к группе из девятнадцати улучшающих пород. А в вышедшей в это время «Единой государственной племенной книге лошадей Орджоникидзевского края» было уже записано 96 карачаевских жеребцов и более восьмисот кобыл - больше, чем лошадей какой-либо другой породы.
Великая Отечественная война тяжело отразилась на коневодстве Северного Кавказа. На карачаевскую породу свалилась двойная беда. Карачаевский народ был репрессирован и выселен в республики Средней Азии, после чего последовал запрет на упоминание исторических и традиционных понятий, с ним связанных. В результате лошади карачаевской породы были «переписаны» в кабардинские, что и было зафиксировано во II, III, и IV томах Госплемкниг.

Впрочем, чистопородность карачаевских лошадей была сохранена. Более того, в послевоенные десятилетия в их селекции были достигнуты значительные успехи: увеличены промеры, улучшены экстерьер и работоспособность. Ежегодно карачаевские лошади в больших количествах поставлялись в ремонт конского состава пограничных застав страны, в основном в Среднюю Азию. Их покупали в Грузию и Азербайджан. Большие партии были закуплены Китаем, Северной Кореей, Ираном, Афганистаном. Отдельные лошади уходили и в страны Европы.

Зоотехническое название «карачаевская порода лошадей» было возвращено только в 1989 году. А три года спустя в V том ГПК карачаевские лошади уже были записаны самостоятельным разделом, как и кабардинские.

Сегодня лошадей карачаевской породы разводят в Карачаевском конном заводе (около трехсот кобыл), на племенных фермах хозяйств Карачаево-Черкесской республики, а также в ряде хозяйств Краснодарского края, Адыгейской республики и других регионах Северного Кавказа.
Настоящие горцы

Карачаевские лошади обладают рядом очень ценных качеств: здоровьем, крепкой конституцией, высокой плодовитостью. К примеру, по данным IV тома ГПК, благополучная выжеребка кобыл в Карачаевском конном заводе достигала 89,9%, V тома - 89,3% по конному заводу и 82,9% по племенным фермам. Рекордную плодовитость показала гнедая кобыла Грустная Карачаевского завода, которая за 23 года племенного использования дала 23 жеребенка! В условиях нелегкой табунной жизни эти показатели нужно считать выдающимися.
Для любой породы лошадей особое значение имеет работоспособность. У карачаевских лошадей она очень разносторонняя. До начала 60-х годов они скакали на ипподромах и показывали очень неплохие резвости, особенно на длинные дистанции. Представители Карачаевского конного завода жеребец Дагир и кобыла Лабелия не раз становились победителями в скачках на дистанции до семи километров на Всесоюзных соревнованиях конников. Но особо впечатляющие результаты карачаевские лошади показывали в дистанционных и многодневных пробегах. В 1935 году был совершен пробег на 3000 километров вокруг Главного Кавказского хребта, в котором приняли участие всадники на лошадях различных верховых пород. В новогоднюю ночь колонна штурмовала заснеженный Клухорский перевал. Впереди шли жеребцы карачаевской породы, они грудью прокладывали другим лошадям дорогу в снегу, глубина которого превышала один метр.

В конце сороковых годов работниками Черкесского госплемрассадника проводились испытания жеребцов-производителей карачаевской породы в многодневных горных пробегах. Под всадниками с вьюком (общий вес 100 кг) лошади ежедневно на протяжении шести дней проходили около восьмидесяти километров по горной местности с перепадом высот до 1000 м. Испытания проводились осенью, после завершения косячной случки, им предшествовал непродолжительный тренинг. Комплексная оценка включала клинические показатели, сохранение живой массы, состояние конечностей и т.д. Таким методом было испытано 123 жеребца, и большинство из них показали высокие результаты.

Скачки по вертикали

В августе 1999 года группа конников-карачаевцев с тремя лошадьми предприняла, казалось бы, невероятную экспедицию - они поднялись на вершину Эльбруса, самой высокой горы Европы. На такое необычное восхождение джигитов вдохновила старинная горская легенда о девушке, поднявшейся на Эльбрус на своем верном коне. Юная красавица решилась на такой поступок от отчаяния из-за неразделенной любви, но была для ее подвига и более благородная причина. Как гласит легенда, на вершине Эльбруса жило чудовище Саурбек, или Крокодил. Саурбек третировал местных жителей, периодически перекрывая воду, стекавшую в долины, и требуя дань в виде красивых девушек. Легенда умалчивает о том, что произошло на вершине Эльбруса. Впрочем, назад не вернулись ни девушка, ни конь, но и от Саурбека с тех пор не было ни слуху, ни духу.

Группе, которой руководил старейший коневод республики Клыч Урусов, опасаться Саурбека не приходилось, но от этого восхождение, которое и пешему не всегда по силам, проще не становилось. Весь поход, начиная с низовий, длился неделю. Были на этом пути и ледники, где под слоем льда текла вода, и каменистые склоны, и трещины пятидесятиметровой глубины, и сильный порывистый ветер. Но самым сложным оказались не ледники и не последний участок подъема, где тропа все время идет в косую по склону, и даже остановиться негде - по ней всадники двигались пешком, ведя лошадей в поводу. Самым сложным оказался перевал Хотютау, который был весь усеян острыми камнями. Надо было видеть, как осторожно шли лошади, как они выбирали место, куда поставить ногу. К слову, для их подков были приготовлены две разновидности шипов - для камней и для льда, последние выглядели как настоящие альпинистские «кошки».

Подъем на вершину начали в три часа ночи 12 августа от Приюта Пастухова - последней остановки перед восхождением для всех альпинистских групп. Дальше - только открытый склон, снег и лед. В половине двенадцатого дня группа стояла со своими конями на высоте 5633 м на восточной вершине горы. А на следующий год была покорена и западная, более высокая и сложная вершина Эльбруса! Впервые лошади участвовали в восхождении, да еще столь сложном, так что такими достижениями, как у карачаевских Хурзука (всадник Дагир Каппушев), Даура (Магомед Биджиев) и Имбиря (Мурат Джатдоев), не может похвастаться ни одна порода в мире. Клыч Магомедович Урусов мечтает поставить этим лошадям памятник: «Они достойны такой почести», - говорит он.
От высот альпийских - к высотам спортивным

Уже с конца 20-х годов наряду с чистопородным разведением было начато скрещивание карачаевских кобыл с чистокровными верховыми жеребцами. Эти помеси использовались частично для совершенствования карачаевской породы (в чистопородное разведение допускаются лошади, имеющие не более 1/8 английской крови), но в основном для создания самостоятельной породной группы, в которой уровень кровности уже был бы от 1/4 до 3/4. Такая группа помесей была получена к концу пятидесятых годов, и впоследствии англо-карачаевцев уже разводили «в себе». Новую породную группу создавали как верховую лошадь под седло командного состава Красной Армии, но так как к моменту ее выведения кавалерии уже не существовало, англо-карачаевцев стали использовать в спорте. Особенно успешно они проявили себя в конкуре. В начале семидесятых годов лидером в этой дисциплине и неоднократным чемпионом был вороной жеребец Блок, выступавший под седлом Татьяны Моцаль. Его брат Блик отлично выступал в троеборье, входил в состав сборной команды СССР. Сегодня все знают англо-карачаевского Сапосто, одну из лучших конкурных лошадей нашей страны. Большие способности проявили англо-карачаевские лошади и в стипль-чезах, не раз они становились призерами на ипподроме чешского города Пардубице.

В этом году в Карачае празднуется пятнадцать лет с момента восстановления имени «репрессированной» породы. Сегодня можно с уверенностью сказать: карачаевская порода представляет собой «жемчужину» коневодства Северного Кавказа, ценнейший генофонд, сохраняющий качества, незаменимые для горной лошади.

Авторы: Вадим Парфенов, зав. кафедрой коневодства МСХА, Марина Политова
Фото Вадима Парфенова
Благодарим К.М.Урусова и Леони и Корнелию Шушель за помощь
в подготовке статьи.

Экстерьер

Карачаевская - типичная горная порода, что отражается не только на особенностях интерьера, но и на некоторых чертах экстерьера. При росте около 150-155 см ее представители достаточно глубоки и широкотелы. Карачаевцам лошадь больше была нужна для работы, чем для войны, поэтому от такой родственной породы, как кабардинская, их кони отличаются универсальным, более «упряжным» складом, относительно большей низконогостью и массивностью.
У карачаевских лошадей голова средней величины, сухая, слегка горбоносая, с тонкой носовой частью и очень строгими, заостренными ушами средней величины; средней длины и выхода, хорошо обмускуленная шея, иногда с небольшим кадыком. Холка не высокая, но достаточно длинная, спина прямая, прочная, поясница средней длины, нормально обмускуленная. Круп не длинный, достаточно широкий и немного спущенный; грудная клетка широкая, глубокая, с хорошо развитыми ложными ребрами. Лопатка у карачаевских лошадей средней длины, нередко прямовата. Постановка передних ног широкая, с небольшой косолапостью, в их строении существенных недостатков не отмечается. Задние ноги при правильной постановке нередко бывают саблисты, что вообще характерно для горных пород. Копыта у карачаевских лошадей в абсолютном большинстве случаев имеют правильную форму и размеры и отличаются особой крепостью рога. Грива и хвост достаточно густые и длинные и нередко волнистые. Представителям этой породы присущи темные масти: вороная, караковая, темно-гнедая, реже гнедая; белые отметины почти не встречаются.

О Европе, футболе и любви

Интерес к карачаевской породе растет и в Западной Европе. Главными заводчиками и пропагандистами карачаевской лошади в Германии стали жительницы земли Шлезвиг-Гольштейн, мать и дочь, Леони и Корнелия Шушель. Поначалу они и не думали о разведении - просто устали ездить по прокатам и решили завести свою лошадь. На одной из конюшен им приглянулся шестимесячный жеребчик Илай - это была любовь с первого взгляда. Правда, покупая его, они думали, что приобретают представителя кабардинской породы. Так как для верховой езды Илай был еще мал, они купили чистокровную кобылу Медитацию, а вскоре к ней добавилась еще и кабардинская Эпона. Однако Илай явно не знал, куда девать энергию. Чтобы как-то развлечь жеребчика, Леони и Корнелия предложили Илаю игры с мячом. Идея с мячом оказалась удачной: жеребчик увлеченно играл со своими хозяйками в манеже, гонял мяч по паддоку - настоящий футболист!

Четвертым приобретением семьи Шушель стала также кабардинская Миня - эта трехлетняя кобыла была в плохом состоянии, когда Леони и Корнелия выкупили ее из одной прокатской конюшни - худая и со сбитой холкой. Но на хороших кормах кобылка (между прочим полусестра Илая по отцу) быстро пришла в форму. Илаю к тому моменту было уже полтора года, он быстро взрослел - и не только в смысле промеров, которые несколько превышали средние параметры кабардинских лошадей. В общем, достаточно было потерять бдительность всего на пару часов, и дело закончилось появлением двух кобылок - дочерей Эпоны и Мини. «Нужно видеть вытянувшиеся лица людей, когда они узнают, что Илай впервые доказал свои мужские способности в полтора года», - смеется Леони Шушель.

Заинтересовавшись происхождением своих лошадей, Леони и Корнелия в результате долгих поисков стали обладателями V тома ГПК - тут-то и выяснилось, что их лошади на самом деле являются англо-карачаевцами. Им удалось установить контакт с кафедрой коневодства МСХА и провести с помощью сотрудников академии В.А.Парфенова и М.А.Политовой несколько семинаров по породе и бонитировку лошадей. Оказалось, что у российских лошадей, и у карачаевцев в том числе, в Германии есть много поклонников.

Леони и Корнелия считают карачаевцев прекрасно подходящими для езды в стиле «вестерн» и очень надежными: «Когда верховые лошади других пород пугаются и начинают убегать, карачаевцы хранят ледяное спокойствие. Это лошади очень честные, с развитым интеллектом. Любопытство у них пересиливает пугливость. В то же время они, как собаки, привязаны к определенным людям и настороженно ведут себя по отношению к посторонним. И очень любят разучивать разные трюки».

«На очереди» за Германией Чехия, куда уже отправилась партия карачаевских племенных кобыл. Их приобрел большой любитель лошадей Йозеф Энтлих, построивший для этих лошадей образцовую ферму в западной части страны.

Источник

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...