Pages

Saturday, October 11, 2014

Барбаро (Barbaro)

2003 года рождения, английская чистокровная, жеребец с замечательной родословной, претендовавший на приз Тройной Короны, но сломавшего ногу во время старта и усыплённого после восьмимесячной борьбы за жизнь.

Барбаро родился довольно крупным, так что его матери при родах помогали двое мужчин. Он был крупным и длинноногим, обладал хорошими физическими данными и чудным интеллектом, но больше ничем не отличался от сотен других жеребят.

Гретхен и Рой Джексоны, владельцы молодого коня, подобрали ему никому не известного тренера, Майкла Матца (с его помощником Питером Бреттом), но тогда и не подозревали, насколько эти двое похожи друг на друга - оба с непреклонной волей, с непоколебимым желанием жизни.


Барбаро тренировали постепенно, с большим терпением. Первой скачкой, в которой участвовал Барбаро стал Делавар Парк 4 октября 2005. Дистанция была в одну милю, и в ней могли участвовать только лошади 2-х лет, ни разу не выигрывавшие. Полмили Барбаро оставался рядом с лидерами, а затем он просто выстрелил. Это было ошеломительно - в этом рывке было столько мощи, пульсирующей грубой силы, которая позади себя оставляла облака пыли. Он опередил соперников на 8,5 корпусов.

Барбаро бежал Лорел Фьютюрити 19 ноября 2005, и эта скачка стала копией предыдущей в Делавар Парке. Он также держался вблизи лидеров и где-то через полмили выстрелил снова. Затем он участвовал в Тропикал Парк Дерби в начале 2006, во Флориде, выиграв в легкую 3 с четвертью корпуса у сопернироков. И это была первая победа масштаба первой категории. О нем начали говорить. Перспектива выиграть Кентуккское Дерби, и даже выиграть Тройную Корону вырисовывалась все ярче.

Флоридское Дерби, назначенное на 1 апреля, было первым настоящим испытанием Барбаро – скачка первой категории.
По жеребьевке Барбаро достался 10й номер, который означал, что он будет стартовать по внешнему кругу. С 1989 года ни одна лошадь не выигрывала Флоридское Дерби, стартуя с внешней дорожки. Еще один плохой знак случился чуть позже - в то время, когда Матц мыл Барбаро утром, возбужденный жеребец лягнул ногой Матца, попав по руке. Однако все знаки оказались пусты - Барбаро выиграл скачку с опережением на пол корпуса.

6 мая 2006 года был день Кентукки Дерби, которое уже столько времени являлось целью Джексонов. День был напряженным. Матца обвиняли в неправильной тренировке Барбаро, ведь за всю свою жизнь он проскакал всего 5 скачек и было очевидно, что лошадь могла перестоять, растеряв свою спортивную форму после длительного отдыха. Для Гретхен Джексон этот день тоже должен был стать великим - ведь до Барбаро у 68 летней конницы не было лошадей, выигрывавших скачки первой категории.

Жокеем Барбаро в этот день был искусный Эдгар Прадо. И многие считали, что у Барбаро есть все шансы на победу. И они не ошиблись. Без единого прикосновения хлыста, жеребец пролетел дистанцию и выиграл скачку, опередив соперников на 6,5 корпусов, и это был пятый из самых больших отрывов за всю историю Дерби.

О величии Барбаро заговорили. От него ждали многого, и победа в скачках Прикнесс казалась сама собой разумеющейся.

В тот день Барбаро был в отличной форме. Он казался спокойнее, чем на Кентукки Дерби, и явно был настроен на победу. Однако затем, за несколько минут до начала старта, Барбаро внезапно вырвался из бокса, навалившись всем телом на ворота. Из всех скаковых примет, эта была самой плохой, и за всю свою карьеру Прадо не мог вспомнить ни одного случая, когда после такого старта лошадь выигрывала. Ветеринар не выявил никаких повреждений, и конь снова был помещен в стартовый бокс.

Барбаро достаточно неплохо стартовал в группе девяти лошадей, но они мешали ему развить удобную для него скорость, которой сами не обладали. Затем, где-то через сто метров, Эдгар Прадо услышал треск где-то внизу.

А затем перед теми, кто был на трибунах и перед миллионами людей у экранов телевизоров промелькнули тысячи различных картинок: вид как Барбаро секунду или две все еще пытается бежать, опираясь на заднюю правую, которая уже не работала как надо, и каждый шаг только причинял ей все больше и больше вреда. Барбаро прижимающийся к боковой дорожке, в то время как нижняя часть его ноги беспомощно болталась в воздухе под странным углом. Затем как со скоростью молнии Прадо спрыгнул с Барбаро, и потом он, уже закрывающий свое лицо руками, в то время как по нему бежали слезы.

Ветеринар Скотт Палмер, осмотревший ногу Барбаро, пришел к неутешительным выводам. Он сталкивался с переломами путовой кости, также имел дело с переломами сесамовидных костей. Но осколочный перелом длинной кости плюсны был самым опасным. А здесь на одной ноге присутствовали все три перелома. Однако Джексоны решили не усыплять коня, оставив ему и искусному ветеринару, другу Матца, Дону Ричардсону, шанс.

Барбаро отвезли в Нью Болтон на следующий же день. Конь вел себя очень спокойно, словно понимал, что происходит вокруг. Опытный хирург Ричардсон провел операцию за пять часов, собирая путовую кость жеребца буквально по кусочкам.

Барбаро был полон желания жить. Он шесть недель провел в послеоперационном боксе, живо интересуясь происходящим вокруг, научившись есть виноград и апельсины, научившись сидеть по собачьи на специальной лебедке, которая помогала отдыхать его передним ногам. Весь мир следил за его выздоровлением.

13 июня была проведена еще одна операция под общим наркозом, в ходе которой в первый раз поменяли гипс. И Ричардсон был настроен весьма оптимистично. Но 5 июля все начало рушиться на глазах. После очередной операции по смене гипса, отходя от наркоза, Барбаро впервые повел себя яростно, и, ударившись в послеоперационном помещении челюстью о стену, сломал себе два молочных зуба. 8 июля, он перенес операцию, которая должна была избавить его от попавшей в правую ногу инфекции. Как сказали Джексон, возможно она попала в организм, когда Барбаро выбил себе зубы. Другим источником инфекции могли стать пластины и шурупы в ноге Барбаро. Также стало ясным, что пластина больше не фиксирует ногу: шурупы, которые удерживали ее на месте погнулись, так что ее тоже предстояло поменять, вместе со многими шурупами. Гипс поменяли, а еще через два дня его поменяли еще раз. Это был уже пятый по счету гипс за последние семь недель.

Вскоре у Барбаро на задней левой ноге развился ламинит в тяжелой стадии. В результате пришлось бы удалить 90% от всей стенки копыта. Но надежда все еще оставалась, и за здоровье жеребца решили бороться до конца.

К середине месяца задняя левая нуждалась только в бинтах. 26 сентября Ричардсон сказал, что правая задняя практически зажила, а на левой задней начал отрастать здоровый копытный рог. В начале ноября с ноги Барбаро сняли гипс, и многие уже с уверенностью говорили, что он вскоре сможет покинуть госпиталь. История Барбаро облетела всю страну, и вышла далеко за ее пределы. Со всего мира приходили ему тысячи писем, огромное количество открыток от школьников, в Нью Болтон приходили поклонники даже из Панама Сити. Все газеты от Аляски до Австралии следили за его выздоровлением.

Однако за время рождественских праздников Барбаро стало заметно хуже. На левой ноге не было никаких изменений к лучшему. Он переносил на нее столько веса, что приобрел в итоге странную неуклюжую походку. В результате этого, правая нога срослась под углом.
10 января, работники госпиталя объявили, что у Барбаро серьезное ухудшение, и Ричардсону придется удалить еще часть стенки копыта с задней левой, так как она все еще страдала от ламинита.

13 января Майкл Матц в последний раз навестил Барбаро. Лошадь потеряла много веса, и Матц понял, что ему очень плохо. Он лежал, когда Матц зашел к нему в денник.

Гретхен навещала его очень часто, а Ричардсон продолжал бороться за его жизнь, но конь постепенно угасал. В последние дни он был совсем плох. Ламинит поразил и остальные его ноги, он не мог лечь и постоянно качал головой. 29 января было принято решение усыпить Барбаро.

Источник

No comments:

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...